Что дало мне знакомство с философией

Что дала Вам философия? | Записки сельского философа | ВКонтакте

Я работаю уже три года в колледже, преподаю Вам философию. Все было отлично, мне понравилась философия которую вел Роман. Курс философии помог мне шире взглянуть на многие вещи, научил После знакомства с его трактатом эти 4 правила стали для меня. Такой пользы, выгоды, философия как раз таки не дает. Мне очень нравится, как об этом пишет Эвальд Ильенков: мы ведь заботимся.

Поэтому у каждого человека должна быть сформирована нормальная потребность к саморазвитию. Ведь ум связан с умением, со способами деятельности, которые не формируются стихийно — то есть, с выработкой способов деятельности, необходимых для решения задач, которые еще не решались в истории, и не имеют алгоритма, определенного готового способа решения, схемы.

Для выработки таких решений нужна не чисто интеллектуальная гибкость — игра ума, а определенная способность выработки решений в непредвиденных, не определенных заранее ситуациях.

Сократ учил, что человеку нужно владеть общими понятиями для того, чтобы вырабатывать правильные решения в доселе не имевших место ситуациях. Оперирование общими понятиями как раз и было для него сутью философии. Когда речь идет о значении философии, нам в первую очередь следует говорить не о ее пользе для отдельного человека, а о том, с какой исторической необходимостью появляется философия, и чем было вызвано ее появление в обществе.

Зачем студенту нужна философия?

Тогда уже легче говорить о том, какую роль намерен играть в истории этот отдельный человек, и зачем ему нужна философия: Следует помнить, что человек появляется на свет не готовым, подобно вышедшей из куколки бабочке.

Он развивается — точнее, саморазвивается, и его становление как человека есть дело его собственных рук. Когда история только начинается, человек является человеком лишь в начальной стадии своего развития.

Но уже на этой стадии он обладает универсальностью в своей сущности. Такие формы сознания, как философия, обеспечивают ему эту универсальность и становление его самого как человека.

Эти формы выступают проекциями бесконечности, вечности, универсальности, всеобщности, которые человеку еще предстоит снова выработать в действительности: Говоря проще, философия — это проект, стратегия и перспектива развития человеческой сущности. В ходе разворачивания истории каждый единичный человек выступает все более односторонним, однообразным, все более однобоким в своих функциях, и лишается этой всеобщности.

Но ее приобретает в целом общественная сущность человека. И философия — как форма становления всеобщности этой сущности — играет определяющую функцию по отношению к другим формам сознания. Все формы сознания как идеальное образуют сферу универсальности человека, а философия — самосознание этой универсальности.

Человек осознает в философии свою вечную, универсальную и бесконечную сущность. Ведь сами понятия вечного, бесконечного и универсального могут быть выработаны только философией и усвоены человеком только из. Философия может помочь человеку, который постоянно испытывает скуку или состояние бесчеловечности своего существования, желая из него выйти. Но не всякая философия — а лишь та, которая позволяет открывать бесконечность в конечном.

Или, как писал Аристотель, дает познать единичное, содержащееся в общем.

«Лично мне изучение философии помогло немного разобраться в собственной жизни»

Иная же философия стремится подхватить и усилить это чувство тоски, доведя его до отчаяния и беспомощности. Важно понимать, что философия неоднородна. При самодеятельном занятии философией под рукой оказываются простейшие ее формы или, что еще хуже, философские фикциикоторые заводят в тупик или оставляют человека в том же состоянии, укрепляют его застывшее существование, успокаивая его тем, что ничего поделать.

Абсурд жизни подкрепляется убеждением, что этот абсурд нормален. С человека будто снимается всякая ответственность, он окостеневает в бессилии, уверовав в невозможность что-либо изменить. Именно поэтому так популярны всевозможные мистические учения. Самодельщина в философии приводит только к суррогатным ее формам, служа апологетике наличного положения вещей, культивированию человеческой беспомощности. Поэтому к настоящей философии в ее высших формах — к теории развития, к диалектической философии —нельзя прийти в одиночку, стихийно, доморощенными средствами и случайным путем.

Тут необходимо обучение, связанное со сложностями и требующее определенных усилий. При первом столкновении с ней философия разрушает обыденное мышление и расшатывает догматизм, формируя скептическое отношение к действительности. И если не довести это негативное изменение до какой-то зрелой формы, до превращения в конструктивное, положительное отрицание, то человек остается на уровне скептицизма, релятивизма, субъективизма. Эти формы мышления очень распространены в наши дни.

Скептик не знает диалектического отрицания отрицания. И эти люди очень удобны тем, что, несмотря на критицизм, который они распространяют и сеют вокруг себя, они не способны ничего сделать, и только создают видимость некоторого активизма, социального движения.

Такая позиция определенным образом подпитывается и культивируется в наше время. Труднее всего подняться на диалектическую ступень мышления. Хотя после того, как перестали насаждать догматический суррогат диалектики, пропали зазубренные, бездумные, примитивные формулировки диалектических положений.

Для тех, кто не имел негативного опыта изучения философии, диалектика открывается сейчас новым миром. Творчество дикаря — это особая форма отношения к миру, к действительности. Я считаю, человек философствовал изначально. Вначале это в мифе проявлялось, потом в текстах, которые он оставлял после себя, поэтому запретить человеку философствовать невозможно.

Другое дело, что в какие-то исторические периоды человечеству навязывалась определенная форма философии. Она внедрялась в сознание, она шла не от сердца, а от разума и это приводило всегда к печальным последствиям.

Вот мы отмечаем Дни петербургской философии, а ведь, в общем, это трагические дня для истории русской философии. Высылка из России лучших представителей мысли, этот пароход философский. Неслучайно всегда совершается акция возложения цветов камню философскому. Я считаю, что философия должна быть, прежде всего, частным делом граждан, но хорошее государство должно стимулировать диспуты философские, наличие как можно большего количества школ.

Философия конечно должна быть частью гуманитарного образования. Вот ведется спор, нужно ли сдавать кандидатские экзамены по философии, допустим, инженерам.

Я-то считаю, что философия - наука самодостаточная, и поэтому если вы пишете диплом по синхродатронам, то сдавать кандидатские, конечно, не. Вот для гуманитарной сферы, для филологии, искусствознания, истории эта наука необходима совершенно, потому что без нее вы целостного представления о мире иметь не будете. Будете заниматься какой-то узкой проблемой, не видя за деревьями леса. Кроме того, философия изучает культуру, то есть то, что произвел человек.

Главное отличие человека от животного, это историческая память. Соответственно, ее роль в том, чтобы как раз холить и лелеять то, что было до. В отличие от научных теорий, в философии ничто не пропадает бесследно, начиная с Древнего Китая и Древней Индии, мы сохраняем все, что. Я считаю, что и в дальнейшем будет так.

Это свободное творчество, прежде всего, но плюс это еще исследование прошлого, поэтому надо изучать все, что было до нас, даже если это написано в шумерской клинописи, или на каком-нибудь экзотическом языке, это не должно пропасть, я считаю. Пожалуй, она позволяет пессимизма избежать и в то же время излишнего оптимизма, то есть найти золотую середину. Не хочется заниматься карьерой, какими-то материальными делами, а в то же время, поскольку мне знакомы многие философские системы, зная, что нельзя найти готовую истину ни в одной из них, может быть даже какое-то легкое чувство иронии по отношению к действительности появляется.

Именно здоровой иронии, которая не позволяет излишне увлекаться и становиться фанатиком какой-то идеи. Опасность может заключаться в том, что идея может полностью захватить человека, и он может ради нее разрушить все вокруг себя, совершенно искренне, как это делали у нас в стране, допустим, или в Китае.

И вот опять таки, философия должна быть и историей философии, изучением того опыта, который позволяет избегать крайностей. Ну и потом, повторяю, нужно иметь какую-то картину целостную, без философии это невозможно, иначе все науки раздробятся, утекут друг от друга ручейками, и мы опять за деревьями не будем видеть леса.

Александр Владимирович Перцев Александр Владимирович Перцев Доктор философских наук, профессор, декан философского факультета Уральского государственного университета. Горького, действительный член Российской Академии Естественных Наук Начнем с того, что философы, когда они возникли, они вовсе не были учеными. В древней Греции философы занимались тем, что они консультировали людей. В частности Демокрит объяснял, каким образом выбирать жену: И у нас философский факультет Уральского государственного университета лет 15 назад, когда я стал деканом, повернул благодаря ученому совету именно в этом направлении.

Мы ввели новые специализации, среди которых, например, философская антропология. Это не психология, которая сводится к каким-то общим научным закономерностям, Это понимание глубинных человеческих потребностей, где нужен индивидуальный подход. Дальше — это социальное управление. Это философия правафилософская лингвистика. Это очень широкая дисциплина, подразумевающая использование языка в общественных целях.

Это человек, который устраивает человеческие взаимоотношения, налаживает. Гражданин — это тот, кто может сказать, чего он хочет. И сегодня не гражданин тот, кто не может сделать телепередачу.

Не гражданин тот, кто не может выступить по радио. И этому должен учить философ. Вместо того чтобы научить как жить в роли просветителя, мы сегодня должны прояснить то, что говорят люди обычные, не философы. Мы должны помочь им сказать то, что они думают. Лично у меня в жизни философия ничего не изменила, потому что она собственно вся философии и посвящена. Что-то другое могло бы изменить.

Потому что я уже 15 лет как декан философского факультета и собственно вся моя жизни уходит на. И я чувствую, что мы отвечаем за смысл того, что происходит, потому что бытовой рационализм — да, захлестывает и об этом хорошо сказал Фридрих Энгельс.

Он говорит, почему мы об истории говорим, что в ней нет никакого смысла? Почему мы говорим, что история — это естественные процессы?

Потому что действует правило сложения сил — один хочет одного, другой хочет другого, а в результате получается то, чего никто не. Никакого разума нету в истории. И вот это хорошее воспитание бытового рационализма, который закатывает, захлестывает, а мы должны вечно возвращать всему свой смысл.

Надо себя делать. Это можно сделать, а мир изменить. Но вот в этом изменении философия играет свою роль, когда она создает категориальный язык видения мира и думания. Вот так повлияла филосфия античности и нового времени на европейскую цивилизацию, создав язык рационального мышления об общем, универсальном. И мы имеем тот мир, который получился в результате этого способа мысли.

Сейчас этот мир исчерпал свой ресурс. Нужен новый тип рациональности, то есть новый тип мысли и действия, который может быть контролирован. И тут, конечно, философия, и не только она например, искусствоможет сказать свое слово. Но это дело долгое. Способ мысли не рождается за год-два или десять лет. А пока каждый человек должен обустраивать свою жизнь так, чтобы она его устраивала и чтобы она была, как любят сейчас говорить, стабильна.

Для меня философия - это род моих занятий. Во-первых, как предмет преподавания. И тогда я смотрю на нее с точки зрения того, а что в ней есть удивительного для современного ума. Что в этой или той философской концепции живо до сих пор и может как-то осветить просветить нашу повседневность.

Во-вторых, я работаю в области философии - пишу статьи, книжки, выступаю с докладами. Тогда это не философия как таковая, а философские проблемы, или точнее, проблемы в поле философии, в той области философского знания, которой я занимаюсь - философия культуры, философия индивидуальности самобытного бытия.

Если его можно сделать, то он наш, значит, речь идет о социуме, ибо природа не наша и поэтому сделать ее. Конечно, самый облегченный ответ: Отсюда сделайте человека ибо он творит по своему образу и подобию и он сотворит человеческий мир конвертируя в него разум, добро и красоту.

Философия исходит из действительности, из того, что другой нет нет другого глобуса и потому предлагает не переустраивать мир, а жить в. Философия — это понимание мира как предпосылка жизни в нем, вписания в.

Вписаться в мир это не значит приспособиться к. Это научились делать многие не будучи философами. Вписаться в мир — это значит синтезировать свои возможности, ценности, самосохранение своей индивидуальности и мира. Не совпадение систем ценностей явление нормальное, ибо, в противном случае исчезла бы индивидуальность, самоидентичность.

В стадном мире их. Индивидуальность это отрицание стада. Но отрицание это не война, а конструирование нового содержания и механизма связи личности и социума.

  • Зачем изучать философию, если на ней не заработать?
  • Зачем нужна философия современному человеку
  • Зачем нужна философия?

Трагизм человеческого бытия не в ценностях сегодняшнего мира, а в не способности сохранить себя в этой господствующей системе ценностей. И поэтому беда не в мире, а в человеке. Развитая индивидуальность может надеяться на изменение мира только живя в.

Иначе это позиционирование со стороны, вне мира, а значит и без надежды на его совершенствование. Все в мире преходящее, а, значит. Зло, несчастье, ночь, холод, кризис. Надо уметь выйти за них трансцендировать.

За злом есть добро, за логикой истина, за болезнью здоровье. И тогда мир окажется не таким уж плохим. И тогда окажется, что в нем можно и нужно жить.

Зачем нужна философия?

Жизнь это и есть способ бытия философа. Поэтому им не становятся, а рождаются. Философия в этом смысле судьба. Судьба это предначертанность жизни. Строитель, финансист, физик не могут жить в бочке. Бочка исключает их жизнь. Философ все свое носит с собой, в. Мыслить не только, в силу этого, можно и в бочке, но еще и лучше думается: Ощущают её, в частности, некоторые мыслящие люди из числа тех, кто, вопреки бессердечию и поверхностности, задающим тон в нынешней жизни, стремится отстоять свою человечность.

Человечность как таковая прежде всего есть, разумеется, категория нравственная — она предполагает способность к бескорыстной самоотдаче, способность заботиться о других, щедро уделять им своё внимание и время. Вместе с тем, стремление сохранить это драгоценное качество человечности, не дать ему полностью выветриться из нашей жизни, связано и с определённым усилием сознания — усилием собрать себя воедино, восстановить ясность и последовательность мысли, тонкую структуру сочленения человеческих очевидностей, ценностей, смыслов.

И вот здесь-то без философии — как, впрочем, и без искусства — не обойтись. Тем важнее нам сегодня не упускать из виду ариаднину нить философии как именно такой развивающей формы мышления, которая обеспечивает смысловую адекватность последнего, предъявляя ему весь комплекс отношений его реального субъекта, то есть человека, к миру. В этом смысле, акт философствования, как в своё время прекрасно сказал Мераб Мамардашвили, — это всегда некая пауза, некий интервал, некое движение вспять относительно течения непосредственной практической жизни, в том числе и тех требований, тех ожиданий, которые она набрасывает самому мышлению.

Благо для человека и человечности, что в переломные моменты истории человеческого духа в ней до сих пор неизменно являлся эдакий Сократ, или Паскаль, или Кьеркегор, или Сковорода — некто, с кем невозможно маршировать, а надо остановиться или побродить и подумать: Сегодня, повторяю, раздумья такого рода — необходимый компонент защиты человечности, скромного призвания и счастья быть одноразовым человеком на этой земле.

Если говорить о факторах и тенденциях, бросающих сегодня вызов стойкости человеческого сознания, то в первую очередь приходится упомянуть о феномене манипулирования, феномене всепроникающем, пропитывающем своими флюидами едва ли не каждый регион общественной и духовной жизни. Совершенно очевидно, что для современных практиков и идеологов манипуляции — а таковые встречаются и в профессиональной философской среде — человек перестаёт существовать как единица, способная оказывать сопротивление, отстаивать собственную точку зрения; уважение к личности вытесняется пресловутой борьбой за рынки, за передел политических позиций.

Так вот, мы не можем себе позволить утрачивать способность к сопротивлению, в первую очередь, способность к сопротивлению сознания. Философия, поистине, как сказал бы Гегель, соответствующая своему понятию, должна в нынешних условиях — хотя, безусловно, её роль к этому не сводится — укреплять духовную неподатливость личности, помогать ей в ежедневном противостоянии соблазнам века сего, равно как и его навязчивому пафосу.

С неё, с философии, никто не снимал вменённую ей ещё Ф. Разумеется, идти против течения всегда трудно, трудно прекословить диктату глашатаев времени, трудно удержаться на ногах в подкашивающих объятиях толпы.